21:35 

Мыши плакали, кололись, но…

Лотти
26-27,09,12

Всю мою жизнь меня преследует хроническое нежелание жить. Еще в 3 года, на елке в каком-нибудь клубе, тогда в стране ЧИ-ЧИ-ЧИ-ПИ, я плакала, когда сидела вместе с другими детьми моего биологического возраста, когда показывали новогоднее представление.
Хотелось провалиться сквозь землю, или убежать и устроить истерику в туалете, предварительно закрывшись в кабинке.
Мне было стыдно. Стыдно, что я есть, что я тут сейчас сижу, и смотрю, как Снегурочка «зажигает» елку, стыдно брать подарок, в котором лежали вкусные конфеты. Я не понимала, почему так, но чувство это было невыносимо!
Каждый НГ с 4 лет бой курантов я встречала за креслом, молча глотая слезы. Я не понимала, зачем и кто мне дал еще один год тут, и вообще кому это надо. Это стало уже традицией. Я только знала, что надо терпеть и молчать, никому не показывая красных глаз и следов влаги на щеках. Дни рождения для меня становились пыткой, если их отмечали. Где тут праздник???
Попытки суицида начались с 13 лет, их было столько, что, наверное, Склиф сбился со счета, не то, что я. Это было жестоко по отношению к бабушке, маме, сестре, тете. Поэтому свои «неудачи» я скрывала с поразительным цинизмом. Чем я старше становилась, тем сильнее била «на наверняка». Улыбаюсь теперь, когда вспоминаю, что в 5 классе пыталась впихнуть свой фантом в зеркало от маминой пудры, и запечатав кровью, била его молотком вдребезги. Детские невинные забавы…
Да уж, все хорошо, надо просто молчать….
Такую жуть устроила в утке, что чувствую себя последней эгоисткой. Было только одно желание: зафигачить по вене 40 кубов воздуха. Эд застал меня в яростном бешенстве. Хорошо, что дома никого не было. Я шипела непонятными словами, выпускала колючие много сантиметровые шипы, да так, что Эд на время «отлетал», правда, через минуту снова вцеплялся в плечи без брони, избегая «встреч» с моим позвоночником. Я ненавижу, когда кто-то пытается мне помочь, когда я в таком состоянию. Потому что я должна справиться или не справиться сама. Это для всех людей. Закон.
Я не знаю, что это было, но в кипящей ярости у меня открылись точно 2 ноги богомола сзади. Такие же опасные, если пасть к ним в «объятья». Плоские лезвия складывались на шарнирных суставах под разными углами, пытаясь схватить и расчленить того, кто в этот момент пытался меня унять. Секаторы явно задели, потому что, стало очень пусто и холодно. Очень холодно сзади спине. Уже грохнувшись на колени, я в ужасе укусила себя за пальцы.
Я боюсь себя злой., я боюсь быть злой с детства. Если я отпускаю контроль над своим подсознанием, это всегда заканчивается какими-нибудь мягко сказано неприятностями.
Вот за что я только что Эдда?
Он же хотела помочь, мне е нравиться, когда он греет спину, когда уютно, когда хочется пошевелить лопатками, что бы убедиться лишний раз, что тепло идет не от хэбэшной водолазки…
Я ревела, ревела Элс, Эд вообще пропал, а мне было так тошно, что хотелось бросаться на стены….


ЗЫ. Ночью, на кухне, набрела в узком окошке телефона дневу Элс. Как же ей было плохо из-за моих дурацких экспериментов над собой, как же плохо мене стало тогда, поняв, какую я боль причиняю людям. Без понятия, что это было, но ночью, на кухне, где никого, кроме меня не было за дверью, в стеллаже взорвалась заготовленная мамой на зиму трехлитровая банка с солеными помидорами. Крышку я так и не нашла, но неожиданный хлопок послужил эффектом пощечины при истерике….

URL
   

silentium

главная