Лотти
25,09,12

Вчера мамам чувствовала себя очень плохо: у нее была температура 38,5 и она практически не могла подняться с постели. Очень сильно болели почки. У мамы сахарный диабет. Она даже хотела «скорую» вызывать, но решила отложить это дело на сегодня. Мы переписывались с Совой, когда я поняла, что больше не могу ставить тупые смайлики, когда из глаз текут слезы. Я бы отдала маме сразу обе свои почки, только бы она жила...
Я идеальный донор в этом случае. Элси решила выпить сахар из маминой крови, при этом она попросила меня быть с ней рядом и отписываться, что с ней происходило. Я честно сидела рядом и описывала происходящее. Тут я заметила, что воздух около силуэта мамы в полутемной комнате есть некое марево. Я тоже решила пропечататься к этому мареву, что бы помочь Элси и взять часть сахара себе. Как это часто бывает, я не могу описать словами эмоции и чувства при этом «процессе», но почему-то резко захотелось пить, да и конфеты, на которые я уже положила глаз, ил положила уже мысленно в рот стали мне казаться очень противной отравой. Где-то по прошествии получаса мама стала проявлять несвойственную ей для ее состояния активность. Элси тоже бегала пить. Мне одновременно хотелось радоваться за маму, но в то же время, меня будто раздирало от того, что у Элси во рту просто патока.
Присоединится к мареву, было с первого раза сложно, но, вроде, у меня получилось, хотя я чувствовала, что Элси делает это быстрее. Я решила померить маме сахар глюкометром. С 25 единиц он снизился до 22-х. Это невероятно! Мама просто лежала и смотрела ТВ не пила никаких таблеток и не колола инсулин!
Я была бесконечно рада, потому что потерю мамы я не переживу.
Мамина бурная активность все больше и больше возрастала. Она ринулась мыть посуду (всего 2 тарелки), пыталась кормить меня)))
Я тоже чувствовала, что уровень сахара у меня в крови поднялся, и Элси у меня его так же бесчинно отобрала. Хотя Элс и сказала, что ничего страшного с ней не будет, все-таки крупицы сахара, которые с греем пополам я вытянула из мамы.
Я уже ушла от мамы на кухню, когда туда заявилась мама и стала трескать хлеб. Я хотела просто ее прибить. У меня есть отвратительная черта: когда я хочу помочь человеку, или что-либо делаю, стараясь помочь всеми способами, а этот человек посыпает прахом все мои старания, и старания других людей, во мне пробуждается чувство, которое можно описать словосочетанием «сопливая злость». Я начинаю жестоко стебать человека ( это в лучшем случае) либо просто «колоть по больному3». Меня часто называют за это ехидной, и очень хотят побить, искренне не понимая моих жестких усмешек и подъебов. Но в таких случаях, мне уже все равно.
Самое интересное, что в морду почему-то мне никто не дает, обычно разворачиваются и уходят.
В случае с мамой, я ей просто насильно измерила сахар. Оказалось, у нее 15. 10 Единиц как не бывало! От счастья хотелось пищать, визжать, издавать непонятные звуки и прыгать, задрав хвост (*омг)